23:05 

Мой фанф "Последний шанс"

Invisible Slayer
Чтобы обладать ангельским характером, нужно проявлять дьявольское терпение
Название: «Последний шанс»
Автор: Invisible Slayer
Рейтинг: PG-13
Сезон: PostSeries, 7 "Баффи", 5 "Ангел".
Персонажи: Спайк, Баффи, немного Скуби, Друсилла, Ангел
Краткое содержание: Если вы смогли забыть о своем прошлом, это еще не значит, что ваше прошлое смогло забыть о вас. После ликвидации Апокалипсиса в ЛА, Спайк находит Баффи. Они не забыли о своих чувствах и их взаимоотношения выходят на новый уровень. Но внезапно в город приезжает Друсилла... Тем, кто ожидает чего-то сверхинтересного: сюжет простой, можно даже сказать банальный, но я очень старалась сделать так, чтобы вам было интересно это все читать. Строго не судите, но положительным отзывам, а также критике по существу буду очень рада! Спасибо за внимание!
Бета: нет
Завершён: да
От автора: Об этом сайте знаю давно, но публикуюсь здесь впервые. Надеюсь, что вам понравится. Буду рада комментам и критике по существу.
Отказ от прав: Все права и персонажи принадлежат их законным владельцам. Никакой выгоды от публикации данного произведения я не получаю. Просьба копировать на другие ресурсы только с моего разрешения.
Предупреждение: смерть персонажа.

- Спайк! Спайк! - чей-то голос настойчиво зовет меня, пытаясь вырвать из цепких объятий непроглядной тьмы, в которую я сейчас погружен.
Черт, откуда я могу знать этот голос? Такой знакомый акцент...
- Спайк! Спайк, очнись!
Интересно, а кому я так нужен? Внезапно чья-то сильная рука уверенно влепляет мне жесткую пощечину. Какого... Еще одна пощечина. Я делаю судорожный вдох и широко распахиваю глаза. Ничего не вижу, все плывет, как в тумане... С трудом приподняв голову и кое-как сфокусировав взгляд, мне, наконец-то, удается увидеть прямо перед собой обеспокоенного Наблюдателя. Нет, он даже не обеспокоен, он в панике. И, очевидно, собирается влепить мне третью пощечину. За что?! Увидев, что я с мольбой гляжу на его занесенную руку, Руперт облегченно вздыхает и опускает руку.
- Ну, Слава Богу! Спайк, ты меня слышишь? Держись!
Пытаясь осознать, где я и что со мной происходит, пробую приподняться - тело тут же отзывается такой адской болью, что я не могу сдержать крик. На глаза наворачиваются слезы, а голова просто разламывается от невыносимой барабанной дроби в висках.
- Баффи, он пришел в себя! Дон, мне нужен стол!
Слышу какой-то грохот - это Донни сбрасывает все со стола. Кровавый ад! Там же стояла моя пепельница! Правда, Баффи не разрешала мне курить в гостиной, но она там стояла!
- Ксандер, помоги мне его поднять! Быстрее! Осторожно, держи здесь! Спайк, не смей терять сознание! Ты меня понял?
Пытаюсь кивнуть. От греха подальше. Я и не думал, что у Руперта такая тяжелая рука - по хлеще, чем у Баффи, несмотря на всю ее суперсилу.
- Спайк, пожалуйста..., - слышу я где-то над ухом тихий полуплач-полустон.
Донни, малышка, все будет хорошо - я пытаюсь это сказать, но вместо слов издаю какие-то странные булькающие звуки. Я захлебываюсь. Собственной кровью.
Кровавый ад! Да что же это? Я пытаюсь приподняться, но Руперт одним движением руки впечатывает меня в стол, на котором я лежу.
- Спайк, не дергайся! Баффи, иди сюда! Дон, мне нужна аптечка, быстро! Она в моем кабинете!
Малышка пулей вылетает из гостиной. Ко мне подходит Баффи. Она крепко держит меня за плечи, не давая пошевелиться и что-то ласково шепчет, наклонившись надо мной. Ее волосы касаются моего лица, я слышу ее запах и немного успокаиваюсь. А еще я слышу запах крови. Не своей. Кого-то еще ранили...
Внезапно комнату освещают какие-то странные вспышки голубоватого света. Где-то вдалеке слышны приглушенные голоса. Уиллоу... И еще кто-то.
- Баффи, скорее! Нужна твоя помощь! - в голосе рыжей ведьмочки сквозит безысходное отчаяние.
Баффи оставляет меня и бросается к Уиллоу. Да что тут, черт возьми, происходит! Воспользовавшись моментом я, собрав все свои силы, стискиваю зубы и, несмотря на дикую боль в груди, приподнимаюсь. То, что я увидел, просто ошеломило меня. Я видел всякое. Я участвовал в таких жестоких схватках и переносил такие изощренные пытки, что и представить трудно. Но это... Из моей груди, буквально в нескольких сантиметрах от сердца торчал огромный кусок старой ржавой трубы с искореженными краями. Меня пронзили насквозь, как жука... К горлу подступила тошнота и я закашлялся.
- Черт! - это Джайлз, на секунду выпустив меня из виду, подлетает ко мне и опять же, одним движением возвращает меня в исходное положение. - Спайк, если ты...
Внезапно мое беспомощное распластанное тело начинает бить крупная дрожь. Меня охватывает паника.
- Тихо, Спайк, тихо.
Наблюдатель тщетно пытается меня успокоить, лучше бы я его послушался и лежал, не дергаясь, может, хоть этой истерики не было. Ну почему я вечно лезу на рожон? Чудесно! Теперь я ясно ощущаю холодный металл, вонзившийся в мое тело. Больно... И страшно. Ненавижу быть слабым и беспомощным, ненавижу! Я чувствую, как по моим щекам скользят слезы. Руперт с жалостью смотрит на меня. Вглядываясь в изможденное лицо Наблюдателя, я одними губами шепчу:
- Руперт, вытащи это... из меня... Пожалуйста...
- Спайк, я знаю. Сейчас, потерпи чуть-чуть. Мне нужно сделать тебе обезболивающий укол. Только не теряй сознание, хорошо?
- Аптечка, всхлипывает Донни, протягивая Наблюдателю коробку.
- Уиллоу, вам пора! Дон!
- Баффи, я не хочу!
- Дон, я обещаю, с ним все будет хорошо. И со мной тоже. Ксандер, ты тоже идешь с ними.
- Нет, я остаюсь.
- Ксандер, у меня нет времени спорить с тобой. Прости.
Я слышу глухой удар и вижу, как Ксандер валится без чувств на пол и ... исчезает. Отлично, у меня уже начался бред! Тем временем Джайлз заправил шприц какой-то гадостью и быстро закатал рукав моей водолазки. Ненавижу уколы! Тонкая игла вонзилась мне в левую руку - это последнее, что я запомнил, прежде чем снова погрузиться во тьму.

Я очнулся от осторожных прикосновений ласковых рук, открыл глаза и невольно застонал, жмурясь от горящего в комнате света. Баффи нежно поцеловала меня в висок, и голова отозвалась тупой ноющей болью. У себя на затылке я нащупал огромную шишку. Здорово же меня кто-то долбанул! Меня трясет от озноба и Баффи кутает меня в большой теплый клетчатый плед. Я не люблю его, и она это знает.
- Он колючий! - рычу я, пытаясь выбраться из-под пледа, за что тут же получаю по шее. Не со всей силы, конечно, но удар довольно чувствительный. У меня на глаза наворачиваются слезы, и я с нескрываемой обидой смотрю на нее. Под плотной повязкой на груди нестерпимо болит уже начавшая затягиваться рана. Видимо я выгляжу действительно паршиво и ей тяжело видеть меня таким. Не в силах сдерживать эмоции, Баффи подлетает ко мне. Слегка приподняв мою голову за подбородок, она крепко целует меня в губы, а затем отстраняется - так быстро, что я не успеваю ответить на ее страстный поцелуй.
- Тебе нужно отдыхать, - говорит она и силой заставляет меня прилечь. Поспи.
Я послушно опускаю голову на подушку, но внезапно меня охватывает необъяснимый, дикий страх.
- Баффи! - хрипло окликаю ее. Не уходи, пожалуйста!
Истребительница устраивается рядом со мной на постели.
- Любимый, я здесь, не бойся, я не уйду.
- Это правда? Ты останешься?
- Останусь, - кивает девушка, - останусь. Все хорошо, спи.

Интересно, сколько я проспал? Сутки? Двое? На улице ночь. Ну, не ночь, а скорее поздний вечер... Баффи! Я приподнимаюсь на кровати. Ее запах все еще витает где-то рядом, но ее самой нет. Ушла, буквально несколько часов назад. Одно хорошо - мне уже намного лучше. Рана на груди все еще болит так же сильно, но шишка почти сошла и голова ясная, как самый солнечный Божий день. Ну что ж, попытаюсь встать.
Кровавый ад! Какого хрена я лежу на полу!? А, ну да... Я же пытался встать. Так, ладно, мне нужна опора - нужно доползти до стены. Ага, вот так. Наконец мне удалось подняться на ноги и более-менее ровно и спокойно дойти до двери. Собрав все силы, толкаю ее и выхожу в коридор. Внизу кто-то есть. И я даже знаю кто. Спускаюсь по бесконечно длинной лестнице, так, еще чуть-чуть...
- Спайк!? Что ты... - Руперт, увидев, как я ползу по стеночке с явным намерением слететь со ступенек, едва успевает подхватить меня в последний момент. Я судорожно цепляюсь за рассерженного Наблюдателя, как утопающий за соломинку. Руперт усаживает меня в кресло и неодобрительно качает головой:
- Ох и попадет же тебе сейчас!
- Сами виноваты! - жалобным голосом пытаюсь оправдаться я. - Бросили меня одного в темноте!
Не знаю, о чем в тот момент подумал Наблюдатель, но выражение его лица описать словами было просто нереально. Да, Руперт, мне тоже иногда бывает страшно. И что тут такого?
- Спайк, - наконец произнес он, - да никто тебя не бросал!
- Где Баффи?
- Она скоро вернется... Как ты себя чувствуешь?
- Нормально.
Только не надо смотреть на меня таким взглядом! Конечно же, мне очень плохо, но я не хочу жаловаться. По крайней мере, сейчас.
- Я есть хочу... - пытаюсь сменить тему, но Руперта не проведешь.
- Тебе вообще нельзя с кровати вставать, - строго сообщает он. - И если ты хочешь...
Наблюдатель настороженно замолкает. Кто-то открывает дверь. Это Баффи, я с удовольствием ощущаю ее запах, а еще - запах свиной крови. Я действительно очень голоден. Еле сдерживаюсь, чтобы не вампиризироваться. Баффи так и застывает посреди гостиной, увидев меня в кресле. Она крепко прижимает к груди пакеты, а удивление в ее глазах сменивается радостью вперемешку с острым желанием устроить мне взбучку. Я съеживаюсь в кресле под ее пристальным взглядом. Никому не советую злить Истребительницу, даже если она влюблена в вас по уши. Если Истребительница решит проучить вас за какой-нибудь проступок, она обязательно это сделает, поверьте мне на слово. Баффи вопросительно смотрит на Наблюдателя, тот только руками разводит - мол, делай с ним, что хочешь. Баффи стремительно подходит ко мне и усаживается в кресло напротив меня.
- Спайк ...
- Я проснулся, а тебя нет. Ты обещала остаться!
- Меня всего час не было!
- Больше, - бурчу я.
Баффи тяжело вздыхает:
- Спайк, мы с Джайлзом двое суток от тебя не отходили.
Мне становится стыдно. Нет, мне действительно стыдно. Я только сейчас замечаю, какие они оба уставшие.
- Прости...
Баффи кладет пакеты на стол.
- Ты можешь встать?
Пытаюсь выкарабкаться из кресла, но Руперт тут же бросается к нам:
- Даже и не думай, Спайк! Баффи, он еще слишком слаб. Я его на ступеньках ловил.
Ой, опять этот взгляд... Я уже говорил, что злить Истребительницу - плохая идея?

Через пять минут я уже был в спальне. Во время подъема по лестнице мне пришлось выслушать о себе много нового и интересного. В частности - ЧТО они оба сделают со мной, если я еще хоть раз встану с кровати без их разрешения. Рана на груди предательски кровоточила, и как только я оказался в кровати, Руперт первым же делом перевязал меня. Потом Баффи помогла мне поесть, и я почувствовал себя намного лучше. В памяти опять всплыли обрывки воспоминаний недавних событий, и я решил, что сейчас самое подходящее время все прояснить.
- Так что, собственно, произошло?
Почему они смотрят на меня как на психа? Я что, задал вопрос на китайском языке?
Руперт бросается ко мне и зачем-то ощупывает мне голову, а Баффи так и застывает посреди комнаты.
- Ты ударился сильнее, чем мы думали, - произнес, наконец, Наблюдатель. - Спайк, ты что, действительно ничего не помнишь?
- Нет. Но судя по всему - ты мой папочка!
Руперт отшатывается от меня и смеривает убийственным взглядом.
- Черт бы тебя побрал, Спайк! - рявкает Наблюдатель. - Ты что, не можешь ответить на простой вопрос? Тебе обязательно нужно выпендриться?
Если вы думаете, что взбешенный Наблюдатель - это смешно, советую пересмотреть вам свои взгляды на жизнь. Особенно, если вы - вампир с душой, влюбленный в Истребительницу и живущий под одной крышей с ней и ее наставником. В таком случае ее наставник автоматически становится вашим. И если вам, не дай Бог, вздумается испортить отношения с Наблюдателем - 100, нет, лучше 1000 раз обдумайте свое решение. Если в вашей башке есть хоть какие-то мозги, то вы просто смиритесь с воспитательными мерами, принятыми Наблюдателем по отношению к вам. Тем более, если Наблюдатель достаточно терпимо к вам относится... Именно поэтому я решил, что сейчас мне лучше заткнуться. Ощущая себя абсолютно беспомощным и никчемным, глазами прошу защиты у Баффи. Баффи не говоря ни слова, подходит к кровати и обнимает меня за плечи, мол - сам виноват, что нарвался, но в обиду я тебя все равно не дам.
Руперт, немного сжалившись над моим растерянным и пришибленным видом, смягчается и задает странный вопрос:
- А как ты сам думаешь, что случилось?
Да, действительно... Я пытаюсь вспомнить хоть что-нибудь, но в голове с неимоверной скоростью мелькают какие-то странные образы. Слишком быстро, я не могу выхватить ни один из них, опять начинает болеть голова.
- Ну, - неуверенно начинаю я. - Скорее всего на нас напали... на патрулировании... Возможно, попали в засаду. Я защищал кого-то и подставился под удар, так? Или нападающих было слишком много... Или...
Все еще прижимаясь к Баффи, пытаюсь заглянуть ей в глаза, одновременно не выпуская из виду Руперта. Видно, что моя версия событий их вполне удовлетворила, но я чувствую, что она далека от реальности. Черт, что же они от меня скрывают? Память услужливо подсовывает мне тихий плач девочки-подростка.
- Дон! Где она? - вскидываюсь я и пристально смотрю на Наблюдателя и Истребительницу.
- Она в безопасности, - отвечает Баффи.
Я опускаю голову. Господи, она хоть представляет себе, как глубоко меня ранили эти слова!? "В безопасности"... То есть я... Черт, провалы в памяти никогда ничего хорошего не означают. А что, если Изначальное Зло опять... Боюсь даже думать об этом. Что же я опять натворил? Почему они так странно ведут себя? Не поднимая головы тихо спрашиваю:
- Я сделал что-то плохое, да? Я обидел Дон? Это я... я ее ранил? - последнюю фразу произношу почти шепотом.
В ответ - тишина, мертвая тишина. Собравшись с духом, поднимаю полные невысказанной боли глаза, чтобы услышать страшную правду. Руперт и Баффи офонарело смотрят на меня. Уловив мой взгляд, они оба, как по команде, начинают отрицательно мотать головами.
- Нет, Спайк, нет! - Наблюдатель почти вплотную подходит ко мне. - Ты никому не причинил вреда!
Баффи кашлянула и бросила на Руперта многозначительный взгляд.
- Точнее, мы хотим сказать, что людям ты не сделал ничего плохого, - поправил себя Наблюдатель.
- Спайк, послушай, - Баффи присаживается на кровать и берет меня за руку. - Я просто не так выразилась, извини. С Дон все в порядке, но сейчас ее здесь нет. Вот и все.
- И вообще, тебе сейчас нельзя волноваться, - продолжил Руперт. - А твоя память со временем восстановится. Скорее всего, у тебя просто частичная амнезия на фоне сотрясения мозга, думаю, ничего страшного для тебя в этом нет. Тебе просто нужен отдых и покой.
Понимая, что сейчас мне все равно не удастся добиться от них большего, я послушно киваю и, поудобнее устроившись на большой кровати, закрываю глаза.

Баффи всю ночь просидела со мной, как будто боялась, что я вдруг исчезну. Периодически она вздрагивала, как раненая птичка и напряженно прислушивалась к моему дыханию. Я старательно притворялся, что крепко сплю, а сам отчаянно пытался вспомнить хоть что-нибудь из того, что произошло за последнее время. НИЧЕГО. Какие-то странные обрывки, поражающие своей нереальностью. К черту! Опять эта ужасная головная боль! Еле сдерживаюсь, чтобы не застонать. Баффи, похоже, задремала. Я тоже пытаюсь уснуть, но дикая головная боль терзает меня все сильнее. Только к утру мне, наконец, становится немного легче. Боль потихоньку проходит. Видимо, мне все же удалось забыться на часик-другой, так как, очнувшись, я обнаруживаю, что Баффи уже нет.
Приподнимаюсь и напряженно прислушиваюсь - вроде бы никого. Ну, вот и отлично! Хоть в туалет схожу самостоятельно. Я осторожно поднимаюсь с кровати и выхожу из комнаты. Мой поход сопровождался легким головокружением и тошнотой, но я справился. А когда вернулся в комнату, то увидел на столе аптечку. Странно, когда я уходил, ее вроде бы не было... И почему мне кажется, что на меня кто-то смотрит? И этот запах... Медленно поворачиваю голову направо и вижу, что возле пустой кровати, сложив руки на груди, стоит Руперт. Меня аж типануло. Кровавый ад, попался все-таки! Наблюдатель молча указывает на кровать и, судя по всему, еле сдерживается, чтобы не пришибить меня на месте. Я беспрекословно подчиняюсь его немому приказу и с виноватым видом усаживаюсь на кровать. Руперт с явным раздражением достает из аптечки все необходимое. Черт, да он вне себя от ярости! Я пытаюсь хоть как-то исправить положение, но англичанин и слушать ничего не желает, а когда узнал, что я был в туалете, чуть вообще меня не прибил. Да, нарвался я. Получив хороший нагоняй от Наблюдателя, лихорадочно соображаю, как же мне теперь оправдываться перед Баффи? Как-то ну очень не хочется, чтобы моя любимая на пару с Наблюдателем воплотили в жизнь свои угрозы... Наконец Руперт заканчивает перевязку и смеривает меня сердитым взглядом с ног до головы:
- Тебе что-нибудь нужно?
К чему бы это? На минуту задумываюсь, пытаясь разгадать, что скрывается за этим невинным вопросом - реальная забота или зашифрованное предупреждение, и осторожно отвечаю:
- Ну, если тебе не трудно, принеси мне что-нибудь почитать. Пожалуйста.
Я ждал, какой угодно реакции, но моя просьба не удивила Руперта. Минут через 5 он вернулся, держа в руке какую-то большую книгу с потертой обложкой.
- Вот, возьми.
Я открыл книгу и изумленно уставился на открытые страницы - они пестрели странным мелким шрифтом, но самым интересным было то, что я не знал этого языка. Эти мелкие закарлючки вообще нельзя было отнести ни к одному из известных мне языков - ни к демоническим, ни к человеческим.
Может, Руперт по ошибке дал мне какую-то старинную книгу по черной магии? Или еще что-то похлеще.
Я растеряно посмотрел на англичанина, который терпеливо ждал, что же я скажу насчет книги:
- Руперт, что это? Я... я не знаю этого языка.
Наблюдатель обессилено опустился на стул, стоящий возле моей кровати:
- Спайк..., - простонал он то ли от смеха, то ли от плача. Ты держишь книгу вверх тормашками! Переверни...
Чувствуя себя последним идиотом, я тихонько чертыхаюсь и переворачиваю книгу. Убедившись, что она написана на родном английском языке, я сердито захлопываю книгу и ложу ее на тумбочку возле кровати.
- Там стихи. Шекспир, Байрон, думаю, ты оценишь.
- Спасибо, - бурчу я.
Руперт только улыбается. А что смешного, а???
- Голова еще болит?
- Немного.
- Рана уже почти затянулась, так что скоро будешь как новенький. Спайк?
- Все нормально, Руперт. Я просто устал. Спать хочу.
- Ты голоден?
- Нет, не стоит так волноваться.
- Ну, тогда отдыхай. А, кстати, - Наблюдатель задерживается возле двери. - Баффи просила передать тебе большой привет. Думаю, ты догадываешься, по какому поводу. Она скоро зайдет.
С этими словами и ехидной улыбочкой на губах, довольный Наблюдатель выходит из комнаты. Кровавый ад! Я обреченно смотрю ему вслед, представляя, какую трепку устроит мне сегодня Баффи. Значит, он уже все успел ей рассказать. Ябеда! Теперь можно выбросить из головы все оправдания - толку от них все равно уже не будет. Окончательно расстроившись, я решаю, что самым разумным в сложившейся ситуации будет крепкий сон. Я все-таки всю ночь не спал.

Вечером меня разбудило странное чувство - радость вперемешку с легким волнением и надеждой, как будто сейчас вот-вот должно случиться что-то очень важное. Внутри с каждой секундой нарастал лихорадочный трепет, превращающий меня из жесткого мужчины в глупого нежного мальчика, по уши влюбленного в свою избранницу. Моей избранницей была Истребительница. И сейчас она шла сюда. Я сел на кровати и попытался настроиться на то, что заслужил. Наконец дверь открылась и в спальню вошла Баффи. Она была уставшая и прекрасная. Светлые волосы легкими волнами ниспадали на плечи, а бежевый свитер и черные кожаные брюки идеально облегали стройную фигурку. В одной руке она держала кандалы, а в другой - небольшой красивый резной сундучок. Я знал, что так будет - это я про цепи.
Еще вчера мне пригрозили, что если я не буду паинькой, меня просто прикуют к кровати. Как будто бы я испугался! Мне не привыкать, но приятных моментов в этом мало. Между тем, Баффи прикрепила цепи к железному крюку на стене и стальные браслеты, позвякивая, легли на постель рядом со мной. За все это время она не сказала ни слова. Я тоже молчал, остро чувствуя, что она очень чем-то расстроена. Просто боялся, что этим "чем-то" являюсь именно я. Баффи задумчиво теребила сундучок в своих руках, как будто принимала какое-то важное для себя решение. Время тянулось невыносимо долго и я уже несколько раз собирался нарушить это странное молчание, но так и не нашел, что сказать или спросить. Наконец Баффи села на кровать напротив меня и со вздохом протянула мне сундучок:
- Это тебе.
Я ошалело смотрел на очень грустную девушку, которую любил больше жизни:
- Спасибо, pet. Но, знаешь, тебе вовсе не нужно делать мне подарки, достаточно...
- Спайк, это не подарок.
Чем дальше, тем лучше. Не подарок. Так что же это, кровавый ад, такое? Я с интересом рассматривал красивую и невероятно изящную вещь. Внутри явно что-то лежало.
- Что там? - спросил я, и хотел было открыть сундучок, но Баффи остановила меня.
- Прах Дру, - каким-то чужым голосом произнесла Истребительница.
У меня опустились руки. Сначала я не понял, ЧТО она сказала, и только чуть позже до меня дошло, что Дру умерла. Ее больше нет...
- Баффи...
Истребительница вскочила с кровати:
- Спайк, не надо. Я знаю, что она для тебя значила. И я... Я понимаю тебя. Возможно, ты поступил так же, если бы...
Я не дал ей договорить:
- Да, Баффи, я любил ее! - произнес я, чеканя каждое слово. - Очень сильно. Когда-то она была для меня всем. Но я бы никогда, ты слышишь? Я никогда бы не стал выбирать между ее жизнью и твоей!
Баффи грустно улыбнулась:
- Я знаю.
Повисло неловкое молчание.
- Как это случилось? - тихо спросил я. - Я должен знать.
Баффи кивнула и снова села на кровать.
- Когда один мой информатор сообщил, что Друсилла в городе, я не поверила. Решила, что он ошибся или просто хочет немного подзаработать. Но это оказалось правдой. Сначала Друсилла хотела просто поговорить, - Баффи горько улыбнулась. Просила меня вернуть то, что принадлежит только ей - то есть, тебя. Естественно, наш разговор длился недолго. Тогда она пригрозила, что заберет тебя силой, даже если для этого ей придется драться со мной. Друсилла знала, что я не отдам тебя. У нее уже заранее был готов план. Она обратила в вампира маньяка, сбежавшего из психбольницы. Сэм. Они с Дру... В общем, Друсилла сделала его своим любовником. Мы узнали об этом немного позже. Этот Сэм еще при жизни был настоящим чудовищем - он убивал детей. Уиллоу удалось достать историю его болезни, - Баффи невольно содрогнулась от неприятных воспоминаний.
- По городу прокатилась война жестоких убийств, но, самое страшное то, что начали исчезать дети. Мы только потом узнали, что после всех издевательств он их обращал... У нас просто не было выбора, и мы - ты, я, Джайлз, Уиллоу, Кеннеди и десяток потенциалок отправились на поиски их логова. Нас заманили в ловушку на старый склад. Завязалась жестокая схватка. Друсилла все ближе подбиралась к тебе, но я ничего не могла сделать - их было слишком много. Внезапно Сэм бросился на тебя с колом в руках. Видимо, он давно ревновал к тебе Друсиллу и решил таким образом избавиться от соперника. Все произошло слишком быстро. Я.. Я просто не успела отреагировать, прости. Друсилла из последних сил бросилась к тебе и вовремя оттолкнула Сэма. Она спасла тебя, но вы оба сорвались вниз - старые деревянные перекрытия не выдержали. Друсилла упала на груду деревянных ящиков, а ты - на какой-то металлолом. Она сползла вниз и ...рассыпалась. Ты должен знать - в последние секунды жизни она изо всех сил старалась дотянуться до тебя, но не успела.
Баффи замолчала, ожидая, по всей видимости, хоть какой-то реакции от меня. Но я не мог и слова сказать. У меня сильно закружилась голова, и я на минуту закрыл глаза. Кусочки головоломки с неимоверной скоростью превращались в единое целое, острой болью отзываясь во всем теле. То, что я считал ночным бредом, оказалось правдой. Наконец-то все стало на свои места! Хотя, для полной картины минувших событий не хватало еще парочки фрагментов.
- Спайк? Спайк, тебе плохо? - Баффи обеспокоенно смотрела на меня.
Я постарался улыбнуться:
- Все нормально, love. Этот Сэм... Что было дальше?
Баффи кивнула и продолжила:
- Нам пришлось отступать. Ты потерял слишком много крови, мы принесли тебя домой без сознания. Джайлз еле привел тебя в чувство, но, Слава Богу, все обошлось. Я знала, что ты выкарбкаешься.
- Куда ж я денусь!
- Ты дашь мне закончить? После смерти Друсиллы Сэм поклялся, что убьет всех, кто мне дорог, а напоследок - растерзает тебя на моих глазах. Спайк, он не просто вампир, он действительно сумасшедший! Сказал, что после всего обратит меня, представляешь?
- Нам нужно уходить отсюда, love, - мой мозг уже лихорадочно обдумывал новый план действий, но в этот момент Баффи взяла меня за руку.
- Нет, Спайк, все в порядке! Уиллоу поставила на наш дом мощную защиту, ей помогала еще одна ведьма, очень сильная. Так что теперь ни одна демоническая тварь к нам не сунется!
Так вот кому принадлежал тот незнакомый голос! А эти странные голубоватые вспышки света - просто побочный эффект их работы. Я улыбнулся про себя - молодец, рыжая!
- Дон у нее?
Я засмеялся. Баффи непонимающе уставилась на меня:
- Что смешного?
- Когда ты нокаутировала Ксандера, и он исчез, я подумал, что у меня начался бред!
Баффи вымученно улыбнулась:
- Уиллоу просто телепортировалась с ними в другое измерение. На время, пока мы не восстановим силы. Ей тоже здорово досталось, она еле на ногах стояла, если бы не Стелла...
- Кто?
- Та ведьма, подруга Уиллоу.
- А Кеннеди?
Баффи помрачнела.
- Ее тоже ранили. Вот тут Уиллоу и показала все, на что она способна.
Я присвистнул. Представляю, что там устроила ведьмочка!
- Так мы победили?
- Не совсем. У Сэма была заложница - маленькая девочка. Он обменял ее на свою жизнь. Пойми, я не могла допустить смерти еще одного ребенка, а силы были на исходе! Спайк, я недооценила этого ублюдка, это моя вина и...
Я схватил ее за плечи и встряхнул:
- ЭТО НЕ ТВОЯ ВИНА! Ты слышишь? Не смей брать на себя ответственность за то, что сделал этот подонок! Не смей, понятно!?
Баффи обессилено прильнула ко мне:
- Спайк, ты не представляешь, что я пережила! Я бы не смогла... без тебя... дальше... Я... Если бы с тобой что-то случилось, я никогда бы себе этого не простила! Я так люблю тебя, Уильям, я не переживу... я не смогу потерять тебя еще раз...
Она плакала, и ее слезы капали на повязку, смешиваясь с моей кровью. Я почувствовал, как во мне медленно поднимается демон. Безжалостный, холодный, расчетливый убийца, не знающий ни сна, ни отдыха. Непревзойденный боец, для которого вся жизнь заключалась в смертельной схватке с достойным противником. Бесшумный ночной охотник, способный выследить добычу за сотни километров. И я прекрасно знал, кто сегодня станет моей добычей. Мои ослабленные мышцы напряглись и превратились в сталь. Теперь моя очередь, love, показать все, на что я способен. Ради тебя.
Я осторожно отстранился и нежно поцеловал ее:
- Я люблю тебя, Баффи. Больше, чем все, что я когда-нибудь любил на этом свете. Больше, чем всю свою дурацкую не - жизнь. Ты все, что у меня есть, love.
Я взял ее нежные, но сильные руки и защелкнул на ее запястьях кандалы. Она не сразу сообразила, что случилось. Непонимание в ее глазах сменилось ужасом и гневом. Она изо всех сил рванулась ко мне и цепи жалобно звякнули об изголовье кровати. Я лишь усмехнулся про себя - не выйдет, Баффи, цепи-то под меня делались! Не зря же Рыжая три дня над заклинанием билась. Ни у тебя, ни у меня не хватит сил разорвать их - слишком крепкие. Я осторожно поставил сундучок с прахом Дру на туалетный столик и потянулся за своей одеждой, которая висела на стуле.
- Спайк, если ты сделаешь еще хоть один шаг..., - яростно прошипела Истребительница, но я не дал ей продолжить:
- Я никому не позволю угрожать тебе, Баффи, - спокойно ответил я, натягивая футболку и накидывая плащ. - Этот подонок ответит за все, гореть ему в аду.
- Нет, Спайк, пожалуйста! Послушай меня! Ты еще не окреп!
- Ты тоже, - рычу я, бросая на Баффи гневный взгляд. Она тут же замолкает.
- Ты действительно считала, что я ничего не знаю? За столько лет, что мы вместе, неужели ты думала, что я не узнаю запах твоей крови, love? Неужели ты всерьез надеялась на то, что в таком состоянии я не почувствую всю твою боль, надеялась, что я не смогу отличить твою боль от своей боли!? Я узнал бы твой запах из тысячи, а уж запах твоей крови - тем более...
Меня отвлекает какой-то еле слышный шум за моей спиной. Я резко оборачиваюсь и застываю - на пороге спальни стоит очень бледный Наблюдатель. Черт, Руперт, как же ты не вовремя! Хотя...
- Джайлз, останови его! - со слезами в голосе кричит Истребительница. Она упрямо продолжает попытки безуспешно освободиться от стальных оков.
- Спайк, только не делай глупостей, хорошо? Спокойно, стой, где стоишь, тихо...
Напрасно, Руперт. Но этот раз я все сделаю по-своему.
- Пообещай мне, Руперт.
- Что?- от неожиданности Наблюдатель застывает на месте.
- Пообещай, что поедешь со мной в Лондон. Пожалуйста, я один не смогу, пообещай мне.
- Хорошо, хорошо, Спайк! Я сделаю все, что ты попросишь, только успокойся,- Руперт осторожно приближается ко мне, пряча что-то за спиной.
- Пообещай! - рявкаю я.
- Хорошо, я обещаю, я поеду с тобой в Лондон! Уильям, прошу тебя, иди сюда. Все будет хорошо.
Ты прав, Руперт, все будет хорошо. Прости, но я не могу так рисковать - ты тоже стал мне слишком дорог. Мой кулак въезжает в челюсть Наблюдателя, и он падает, как подкошенный. Шприц, который он прятал за спиной, хрустит под моим ботинком.
- Нет, Спайк, не уходи, ты не можешь! Спайк!!!
Я стремительно выхожу из комнаты, даже не обернувшись. Я делаю это специально, чтобы не видеть, как на пустой кровати бьется в истерике моя Истребительница, тщетно пытаясь разорвать стальные цепи...
Я быстро шел по пустынным улицам ночного города, пытаясь хоть немного привести свои мысли в порядок. Нет, даже не мысли, а воспоминания. Кровавый ад! Я схватился за голову, пытаясь унять дикую боль. Эти чертовы воспоминания, которые я навсегда вычеркнул из своей памяти, выбросил, отрекся... Отрекся от всего, что связывало меня с моим недавним прошлым. Откупился, в конце концов - своей кровью и своей жизнью. И вот, в один прекрасный момент, все, что я так старательно забывал, обрушилось на меня огромным снежным комом. Я даже и не предполагал, что воспоминания могут мстить. Причем так жестоко. Я никогда не думал, что буду так болезненно переживать смерть Дру. Возможно потому, что я об этом вообще не думал. Она просто была - неважно где, неважно с кем и мне этого было достаточно. До сегодняшнего дня. Такое чувство, что у меня вырвали сердце. Это немного странно. Особенно, если учесть тот факт, что мое мертвое сердце принадлежит Истребительнице. Ну и я вместе с ним в придачу. Одна только мысль о том, что Баффи совсем недавно плакала у меня на груди, приводила меня в бешенство. Сукин сын, ублюдок, ты мне за все ответишь!!! Сумасшедший? Маньяк? Психопат? О! Ты еще не знаешь, что это такое... Я покажу тебе 3 в 1!
Следующая мысль, словно издеваясь, опять заставляет меня стонать от боли - Друсилла, моя бедная девочка... Чего ты добивалась, бросая вызов судьбе? Вернуть былые времена? Нереально. Воскресить нашу любовь? Невозможно. Хотела вновь завладеть любимой игрушкой? Может быть. Я не знаю, чего ты хотела Дру. И уже никогда не узнаю... Я сел прямо на тротуар и нервно закурил, пытаясь хоть немного успокоиться. Кровавый ад, мне еще только раздвоения личности не хватало! С меня станется... Ничего, это пройдет, просто слишком много всего навалилось. Так и должно быть - всегда очень больно, когда умирает частица тебя, пусть даже самая крохотная. А Дру больше века была для меня всем - моим миром, моей жизнью, моим счастьем. И вот сегодня я окончательно распрощался со своим прошлым, оно ушло вместе с Дру...
Мне страшно, но в то же время очень легко на душе, как будто меня долго держали на привязи, а сейчас я снова свободен. И я отпустил себя - с удовольствием обнажая острые клыки, прислушиваясь к каждому еле различимому шороху, замечая невидимые человеческому глазу детали. Непроглядная тьма стала для меня солнечным днем. В полыхающих яростью золотых глазах отразилась луна, и я громко зарычал, выплескивая накопившееся - боль, отчаяние, страх... Возможно, дам себе расплакаться, но не сейчас. Я уже давно сделал свой выбор и у меня слишком мало времени. Если я не вернусь с рассветом, Баффи меня точно прибьет, на пару с Рупертом. А к ним, 100% подключится Донни. И Рыжая. И Ксандер - он своего не упустит. И... Черт, мне кажется, повезло.
Примерно в 50 метрах от меня стоял старый полуразрушенный склад. Выходит, что все это время меня вели инстинкты. Да, все-таки хорошо быть вампиром. Иногда... Мысленно выразив искреннюю благодарность своей демонической сущности, я неслышно двинулся вперед, настороженно прислушиваясь к каждому шороху. Легонько толкнув хлипкую дверь, я вошел вовнутрь. Большое пыльное помещение было завалено всяческим хламом - картонными коробками, подгнившими деревянными ящиками, осколками стекла, каким-то тряпьем и еще черт знает чем. Единственным источником освещения была одинокая лампочка, прикрепленная к деревянной перекладине. Довольно жутковатое место. Даже на мой вкус...
Я внимательно осмотрелся - ничего, никаких признаков, указывающих на то, что здесь кто-то живет. Тем не менее, я довольно четко ощущал чье-то присутствие. Повинуясь своему невидимому проводнику, я свернул за угол. Но сделав буквально несколько шагов, снова остановился. Вот это место. Груда старых деревянных ящиков вперемешку с ржавым металлоломом. Я вздрогнул от неприятного воспоминания и приложил руку к ноющей ране. Прислонившись к стене, я повернул голову направо и замер. Возле стены сидел человек. В костюме. Меня поразило именно то, что он был в костюме. Причем видно было, что одежда дорогая, вероятнее всего из какой-то последней коллекции модного дизайнера. Да, если бы вместо хорошо одетого мужчины я увидел бомжа, то не так бы удивился. На какую-то долю секунды мне показалось, что я сплю и это все - мой ночной бред. Уж слишком нереально смотрелся этот холеный парень на фоне царившего вокруг хаоса... Я отклеился, наконец, от стены и осторожно двинулся в сторону мужчины. Хотя я мог этого не делать. Мне не нужно было подходить к нему, чтобы убедиться в своей правоте, я и так знал, что парень мертв. И все же я подошел. Может, я его знаю? Может, видел где-то? Я положил руку на плечо человека и повернул к себе. Меня чуть не стошнило. То, что его убил вампир - это я определил сразу. Но то, что я увидел... Лицо парня было изуродовано до неузнаваемости. Такое ощущение, что его просто... съели.
Черт! Я отошел от мертвеца и направился к тому месту, где Дру в последний раз пыталась дотянуться до меня. Я знаю, что этот ублюдок здесь. Не слишком умное решение с его стороны - вернуться сюда снова. Я выследил его так быстро, как будто шел по свежему следу. А ведь Баффи говорила, что он умный и хитрый, хоть и сумасшедший. Странно. Хотя... Я усмехнулся. Еще вопрос кто кого выследил! Он знал, что я обязательно приду сюда, хотя бы раз. Просто для того, чтобы попрощаться с Дру. И он точно знал, что я буду один.
- Ты не был достоин ее любви, - прошипел низкий, чуть хрипловатый голос за моей спиной.
Ну, наконец-то!
- А Дру считала иначе, - не оборачиваясь, ответил я.
- Я бы сделал ее счастливой! Она бы забыла тебя раз и навсегда, но ты... Ты все испортил. Ты и твоя бешеная сучка, эта Истребительница!
Бешеная сучка!? Ах ты тварь! Внезапно мою ярость приглушил какой-то странный звук. Тук-тук... Биение сердца. Я резко обернулся. Напротив меня стоял довольно симпатичный молодой парень лет 30, темноволосый, крепко сложенный, выше меня чуть ли не на голову. Ну что ж, у Дру всегда был хороший вкус на людей. Я бы никогда не подумал, что он - маньяк-убийца. Только глаза выдавали его - злые, угольно-черные, они лихорадочно бегали из стороны в сторону, словно искали что-то. Но не это беспокоило меня. Возле его ног, на грязном полу, еле дыша от страха, лежала девочка, лет 13-15. Это и остановило меня. И он об этом прекрасно знал. Сэм резко нагнулся, схватил ребенка за волосы и рывком поставил на ноги. Девчушка слабо застонала, и вампир тут же приставил к ее горлу огромный нож. Где он его взял? Упиваясь своей властью, Сэм лизнул шею девочки и медленно произнес:
- Я покажу тебе, что я сделаю с твоей сучкой. Я хочу, чтобы ты увидел все, прежде чем я растерзаю тебя. Я хочу, чтобы ты знал, как Истребительница будет мучиться, а я буду убивать ее очень медленно... Я убью эту девчонку, а потом возьмусь за твою подружку Баффи. Я сделаю это ради Дру и...
Его прервал мой смех, дикий, истерический смех. Я хохотал, как сумасшедший и не мог остановиться. Сэм, не понимая, что же могло так меня насмешить, нерешительно опустил руку, в которой держал нож и недоуменно уставился на меня. Внезапно мой смех оборвался, и я вперился в вампира ледяным взглядом:
- В свое время ради Дру я убил 2 Истребительниц, а каждую ночь я приносил ей самую красивую девушку, какую только мог найти. И приносил их еще живыми. Неужели ты думаешь, что твоя жертва в виде замызганной девчушки могла бы понравиться Дру? Она бы только рассмеялась, потому что ты - ничтожество. Она обратила тебя только с одной целью - вернуть меня. Неужели ты не понимаешь? Она хотела, чтобы я ревновал, чтобы я вернулся и убил тебя на ее глазах, потому что Дру любила меня, а не тебя и ты это знал! Ты хотел избавиться от меня, но тем самым ты убил Дру, это ты во всем виноват!!!
- Нет! - Сэм отбросил девочку в сторону и налетел на меня, пытаясь воткнуть мне в горло нож. Этого я и добивался. Все произошло очень быстро, у меня не было ни времени, ни сил играть с ним. К тому же меня беспокоила его заложница. Одним ударом я выбил нож у Сэма из рук, а другим - проткнул его сердце колом, который прятал в рукаве. Надеюсь, Баффи не обидится на меня за то, что я взял ее любимую игрушку? Вампир рассыпался, покрыв меня своим прахом с ног до головы. Ну, вот и все. Я со злостью отряхнулся и направился к сжавшейся в комочек девочке.
- Эй! - я неловко коснулся ее плеча, и она вся вздрогнула, как от удара. - Не бойся, уже все хорошо. Он больше тебя не тронет. Никогда.
Девочка подняла на меня заплаканные, испуганные глаза и одними губами прошептала:
- Спасибо.
Но потом опять вздрогнула и разрыдалась. Черт, что делать? У нее шок. Нужно в больницу. Далековато... Сколько же он продержал ее здесь? Сутки? Нет, похоже, больше.
- Послушай, тебе нужно успокоиться, ладно? Все уже позади.
- Вы ведь не убьете меня, правда? Пожалуйста...
- С чего ты взяла, что я...
И тут до меня дошло. Кровавый ад, мое лицо! Я до сих пор был в облике вампира. Девочка заворожено наблюдала за моим перевоплощением, а потом слабо улыбнулась:
- Так лучше, намного лучше.
Я тоже ободряюще улыбнулся:
- Послушай, у нас с тобой очень мало времени. Скоро рассвет, мне нужно домой, а тебе - в больницу. Ты можешь встать?
Она кивнула и с моей помощью поднялась с грязного пола.
- Как вас зовут?
- Спа... Уильям.
- Уильям. А меня Джесси.
- Отлично, Джесси, нам нужно найти какой-то транспорт.
- Проведите меня домой, пожалуйста. Я очень хочу домой,- со слезами в голосе попросила девочка.
Я покачал головой:
- У тебя шок, тебе нужно в больницу.
- Пожалуйста! Обо мне позаботятся! Мне так страшно, я хочу домой, к родным...
Всю дорогу до дома Джесси мы шли молча. На ней был мой плащ. Возле дверей она неловко стянула его с себя и протянула мне:
- Даже не знаю, что им сказать, - пробормотала Джесси.- Мне никто не поверит... Еще и в психушку упекут.
Я вздохнул:
- Придется что-нибудь придумать. Но мне лучше не светиться.
- Нет-нет, не бойтесь, я вас не выдам! Я уже ни на что не надеялась, а вы спасли мне жизнь! Я вас никогда не забуду...
Всхлипнув, девчушка бросилась мне на шею, потом отстранилась и с тревогой заглянула мне в глаза
- Вам уже пора, да? Солнце всходит.
Я кивнул:
- Пора. Береги себя.
- И вы себя берегите. Спасибо!
Черт, как приятно слышать в свой адрес такие слова! Все-таки хорошо быть человеком. Иногда...
Рассвет неумолимо приближался. Мне пришлось бежать, а силы уже были на исходе. Наконец, я облегченно вздохнул, увидев свой дом. Нерешительно потоптавшись возле двери, я на секунду представил себе, что сейчас будет. Может, рассвет не такое уж плохое решение?
Собравшись с духом, я тихонько открыл дверь и вошел в дом. Из гостиной доносились голоса. Я прислушался: отлично, вся компашка в сборе! Сейчас начнется...
Я вошел в гостиную, и в комнате воцарилась мертвая тишина. Руперт так и застыл с открытым ртом, Рыжая выронила из рук какую-то книгу, Ксандер закашлялся, подавившись бутербродом, Баффи отбросила в сторону арбалет, а Дон тут же перестала реветь.
Да, эффектно я появился...
- Спайк, ты безответственный, наглый..., - начал было орать на меня Руперт, потом охнул, схватился за голову и бросился на кухню.
Чай у него там вскипел, что ли? Рыжая помчалась вслед за Рупертом.
Дон, всхлипнув, кинулась мне на шею:
- Спайк, ты вернулся! А мы... Мы так переживали... Спайк...
Ксандер никак не мог откашляться, а Баффи за все это время не сказала ни слова и даже не пошевелилась. "Кровавый ад, ну не будет же она убивать меня прямо на глазах у Дон?"- промелькнула в голове слабенькая надежда. Дон, все еще плача отстранилась от меня. Что-то не то... Ее блузка, ее белая блузка стала багровой, ткань насквозь пропиталась кровью... Потеряв всякую способность соображать, я тупо уставился на девушку:
- Донни, твоя блузка... Кровь... Ты ранена?
- Спайк, это твоя кровь, - тихо ответила Баффи, направляясь ко мне.
- Слава Богу, - выдохнул я под изумленные взгляды присутствующих.
Мертвенно-бледное лицо Баффи с опухшими от слез глазами - это последнее, что я увидел, прежде чем благополучно рухнуть в ее объятия.

Я лежал на кровати и смотрел в потолок. Насчитал 1023 трещинки и сбился со счета. Пришлось начинать все сначала. Опять сбился. Я плюнул на это бесполезное занятие и попытался расслабиться...
Когда я только пришел в себя, то первым же делом попробовал приподняться, но какая-то сила швырнула меня назад. Пытаясь сообразить, что же это было, я с трудом поднял гудящую голову, пытаясь осмотреться. Бинты туго стягивали мою грудь, и это мешало оценить обстановку. Я кое-как сел на кровати. Что-то звякнуло. Странно. Внезапно я ясно почувствовал на своих запястьях металлический холод. Я медленно перевел взгляд на свои руки и сразу же все понял. Стальные браслеты, крепко сжимающие мои запястья, плавно переходили в цепи - звеном к звену - и крепились к железному крюку в стене возле кровати. "Ну что ж, цепи всегда смотрелись на мне очень сексуально" - попытался я утешить себя. Кровавый ад, она меня приковала, пока я был в отключке!!! Могла бы это сделать, когда я приду в себя, так нечестно! Но это еще не все. Даже если бы я не был прикован, то все равно не смог бы встать с кровати. Потому что на мне ничего не было. Я был абсолютно голым. И моей одеждой в спальне даже не пахло. Вот так. Решила подстраховаться, да? Тихонько возмущаясь про себя, я попытался чуть-чуть ослабить повязку.
- Я бы не советовала, опять кровь пойдет. Нужно дать ране немного времени, чтобы она затянулась. Ты же не хочешь испортить мою любимую постель? - с угрозой в голосе произнесла Истребительница. Баффи стояла, оперившись о дверной косяк и сложив руки на груди. Черт, да она до сих пор сердится! Но я ведь тоже не подарочек:
- Love, это обязательно? - спросил я, тряхнув цепями.
Баффи устроилась рядом со мной и мстительно улыбнулась.
- Я должна была сделать это намного раньше. Если бы я знала, что ты выкинешь, я бы тебе и не такое устроила. Спайк, чем ты думал? Я чуть с ума не сошла!
- Приятно слышать, love, - огрызнулся я. - И что я, по-твоему, должен был делать? Лежать в постельке и ждать, пока этот ублюдок найдет способ добраться до тех, кто мне дорог? Он на моих глазах чуть не прикончил 15-летнюю девчушку! Можешь сердиться на меня, сколько душе угодно, но я все сделал правильно. И кстати, Баффи, тебе очень идут цепи! Может, ты примеряешь их как-нибудь лунной ночью? Только я буду сверху!
Здесь можно было ожидать какой угодно реакции, но Баффи лишь натянуто улыбнулась:
- Спайк, не нарывайся. Иначе я тебе так надеру зад, что потом месяц помнить будешь.
Ага, напугала! Как будто бы раньше такого не было! Правда, раньше меня сразу же били прямо по носу, а теперь - по менее заметным местам, но существенной разницы я в этом не вижу. Баффи своего не упустит. И я тоже.
- Где моя одежда? - я упрямо продолжал "нарываться", испытывая ее терпение.
- Я ее выбросила.
- Что!? Баффи, как ты могла?
- Да успокойся ты! И не вертись. От футболки, конечно, пришлось избавиться, но зато джинсы отстирались. А твой дурацкий плащ почистила, как смогла.
- Он не дурацкий, - насупился я. - И что я, по-твоему, теперь одену?
- Ну, во-первых, это будет нескоро. Пока все не заживет, ни о какой одежде и речи быть не может. А во-вторых, если ты не поправишься хотя бы на пару килограммов, мне придется делить с тобой свой гардероб.
- Баффи, это слишком! Ты преувеличиваешь!
- Жаль, что вампиры не могут видеть свое отражение, - вздохнула Баффи.
- Ты на меня еще сердишься? - тихо поинтересовался я.
Вместо ответа Баффи осторожно обняла меня.
- Очень. Я готова была убить тебя собственными руками. Спайк, пообещай мне, что больше никогда ничего подобного не сделаешь! Нам нужно научиться обсуждать наши проблемы, а не решать их такими странными способами!
- Баффи, но ты ведь хотела сделать со мной то же самое!
- Возможно, но я... Я не была уверенна! Ты даже не дал мне договорить! Я не смогла бы потерять тебя еще раз, понимаешь?
- Ага, и решила, что я смогу еще раз пережить твою смерть?
Баффи покачала головой:
- Спайк, о чем ты? Я и не собиралась драться с Сэмом один на один. Зато я прекрасно знала, кому такая гениальная мысль могла прийти в голову. Нужно было приковать тебя сразу же, как только ты пришел в себя. О чем я тогда думала? Ты голоден?
- Нет, - я чувствовал только смертельную усталость и обиду.
- Спайк, меня такой ответ не устраивает, - безапелляционным тоном заявила Баффи, поднимаясь с кровати.
Я взмолился:
- Love, ну не хочу я есть! А если ты думаешь, что сможешь впихнуть в меня хоть каплю крови, то ты ошибаешься! Меня просто стошнит. И еще...
Меня остановил ее звонкий смех
- Что смешного, love? - беззлобно поинтересовался я.
- Ты, Спайк, - еле выдавила она, продолжая смеяться.- Раненый, абсолютно голый и прикованный к кровати и ты... Ты диктуешь мне условия!?
- Прекрати, pet.
Я люблю ее смех, но не люблю, когда она смеется надо мной. Возможно, со временем, я буду относиться к этому спокойнее, но сейчас это меня обижает. Нет, даже бесит.
- Ну, пожалуйста! Хватит надо мной уже издеваться. Мне и так паршиво...
Баффи, наконец-то перестала смеяться, вытерла выступившие от смеха слезы и подошла ко мне. Я обнял ее, насколько позволяли цепи и, глядя в ее прекрасные зеленые глаза, тихо произнес:
- Я люблю тебя, Баффи. Может, я не всегда бываю прав, но...
- Уильям, помолчи. Это не так уж и важно.

Она наклонилась и поцеловала меня. Господи, как же я по ней соскучился!
- Я скоро вернусь, а ты постарайся настроиться на завтрак, хорошо? И еще: я тебя тоже очень люблю. Больше жизни.
Чтобы услышать такие слова, я готов вынести все, что угодно. Не успел я подумать об этом, как в комнату вошел Руперт с аптечкой в руках. На его подбородке красовался внушительный кровоподтек. Моя работа. От одного взгляда Наблюдателя мне стало как-то не по себе. Захотелось убежать куда-нибудь. Например, на Северный полюс. Я нервно сглотнул. Может, позвать на помощь?
Руперт заговорил первым:
- Как ты себя чувствуешь?
- Не очень, но терпимо.
Наблюдатель кивнул и принялся доставать шприцы, в воздухе запахло спиртом.
- Больше похоже на орудия пыток, - пробурчал я, увидев, как Руперт заправляет шприц лекарством.
- Потерпишь.
- А без уколов никак нельзя?
- Если бы ты не корчил из себя героя, то уже давно был бы на ногах. Давай руку.
А куда я денусь!? Тонкая игла вошла в мою руку, и я стиснул зубы, чтобы не застонать. Черт, Руперт! Больно же.
- Послушай, Руперт, я не хотел, чтобы...
Наблюдатель не дал мне договорить:
- Спайк, если ты хочешь извиниться за то, что ударил меня, давай отложим это на потом. Я рад, что ты вернулся и что с тобой почти все в порядке, но я не хочу сейчас обсуждать твое поведение.
Я вскипел:
- Мое поведение? А как я должен был себя вести? Вы скрывали от меня правду, воспользовавшись моим состоянием, я не знал, что и думать!!! Я стольким пожертвовал ради вас, а вы до сих пор не научились мне доверять!
Джайлз сел на кровать, снял очки и внимательно смотрел на меня минут пять. Черт, он меня сейчас прибьет, я это чувствую. И кто меня вечно за язык тянет? Наконец Руперт встал, одел очки и взял новый шприц.
- Раз уж ты заговорил о доверии, Спайк, тебе не кажется, что эта проблема в тебе, а не в нас? Мы скрывали от тебя правду только по одной простой причине. И эта причина - ты сам. Мы не хотели травмировать твою и без того эмоциональную натуру и решили подождать, пока ты хоть чуть-чуть не окрепнешь. А ты, вместо благодарности чуть не довел нас всех до сердечного приступа... Не дергайся!
Шприц опять вошел в мою руку. Кровавый ад! Наплевав на остатки гордости, я заскулил как щенок, но Руперта это не остановило. Закончив экзекуцию, он задумчиво посмотрел на меня и, поймав мой затравленный взгляд, снисходительно улыбнулся:
- Ладно, с тебя на сегодня хватит. Надеюсь, ты все-таки сделал из этого урока правильные выводы и, то, что ты выкинул больше никогда не повториться.
Нашел время читать морали! Я молча сидел, опустив голову.
- Ты в порядке?
Да, в порядке! Если порядком можно назвать это паршивое состояние, когда чувствуешь себя ниже плинтуса. Я грустно покачал головой. Наблюдателю, видимо, стало жаль меня. Он присел на кровать рядом со мной и осторожно, но ласково погладил меня по голове. Я никогда не позволял заходить ему так далеко. Никогда не позволял хоть каким-то образом выражать свои чувства по отношению ко мне. Я не мог простить ему предательства, когда он сговорился с Робином прикончить меня. Поэтому я держался от Наблюдателя на расстоянии. И если бы он попробовал погладить меня пару месяцев назад, я бы не дал ему этого сделать. Но сейчас я не шарахнулся в сторону, не зарычал, не оттолкнул его. Я чувствовал, что его забота и тревога идет от сердца. Поэтому просто смотрел ему в глаза. Очевидно, в моем взгляде отразилось все то, о чем я только что подумал, потому что Руперт неловко отдернул руку и поднялся с кровати, собираясь уходить. Я остановил его:
- Руперт, ты помнишь, что я попросил тебя об одном одолжении?
- Попросил!?
- Ну, не цепляйся к словам... Так ты поедешь со мной в Лондон?
- Спайк, зачем тебе в Лондон?
Я колебался, но потом ответил:
- Похоронить Дру. Так надо.
Наблюдатель понимающе кивнул:
- Ну, конечно, я поеду с тобой. Я ведь пообещал.

Темные воды Темзы поглотили ее прах. Я не сдерживал слез. Это не тот случай. Я искренне скорбел о ней. Только луна, ее сестра могла меня понять. Она тоже плакала, она тоже о ней скорбела...
Руперт скоро вернется, нужно привести себя в порядок. Я вытер слезы рукавом.
- Спайк, мне жаль,- внезапно прозвучал чей-то тихий голос. Мне не нужно было оборачиваться, я сразу же узнал, кому принадлежит этот голос.
- Не нужно слов, Ангел, это неважно. Ее больше нет...
- Как там Баффи?
- У нас все отлично.
Повисло неловкое молчание. Чья-то сильная рука легла мне на плечо. Я резко обернулся:
- Руперт?
Наблюдатель лишь кивнул. Я внимательно осмотрелся - никого. Мы были одни на мосту. Руперт заметил мое замешательство и встревожено посмотрел на меня:
- Уильям, что случилось?
Я решил сказать ему правду:
- Ангел. Он только что был здесь.
Наблюдателя это не удивило. Абсолютно. Черт, теперь все ясно! Сговорились, конспираторы хреновы! И это тот, чопорный англичанин, который совсем недавно читал мне морали по поводу доверия! Я укоризненно посмотрел на Наблюдателя:
- Ты ведь знал, что он будет здесь, правда?
Руперт вздохнул:
- Конечно, знал. Ангел позвонил мне и предупредил, что тоже приедет. Он просил никому не говорить - ни тебе, ни Баффи. Прости, так нужно было. Он просто хотел попрощаться.
- Попрощаться или попросить прощения?- горько улыбнулся я.
Руперт пожал плечами.
- Тебе лучше знать. Послушай, если тебе нужно больше времени, то я могу еще подождать.
- Нет, все нормально.
- Тогда поехали домой. Нас давно уже ждут.

The End

@темы: "Творчество", "Фанфики"

URL
Комментарии
2012-04-23 в 06:14 

Мара333
За мной не занимать
Ты принесла сюда свой фик? Молодец. Давно тебя тут не было. А я на госах во Владивостоке. Нашла, наконец, доступ в сеть, но нет стульев, пишу, стоя))))

2012-04-23 в 09:36 

Invisible Slayer
Чтобы обладать ангельским характером, нужно проявлять дьявольское терпение
Ага, можно теперь кидать в меня тапочками.:)
Госам - бой!

URL
   

Незримые миры

главная